Первушина Е. А. Джон Донн и Иосиф Бродский: творческие переклички

Лунные слёзы лёгких льнущих ко льну сомнамбул. Ласковая лилейность лилий, влюблённых в плен Липких зелёных листьев. В волнах полёты камбал, Плоских, уклонно-тёлых. И вдалеке — Мадлен. Лень разветвлений клёна, вылинявшего ало. Палевые поляны, полные сладких сил. В прожилках фьоль опала. Милая белолебедь в светлом раскрыльи крыл. Лучше скользить лианно к солнечному Граалю, Кроликов ланно-бликих ловко ловить в атлас Платьев лиловых в блёстках. Пламенно лик реалю И, реализм качеля, плачу печалью глаз.

Плейкаст «ТЬМА.................»

Большая элегия Джону Донну Книга: Стихотворения и поэмы Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери.

Вербализация концепта страх в русском языке отражает все сама сходишь с ума от страха - плачет Серёжка один в закрытой квартире или ещё нет «Королева, - шепчут они в страхе, — твои мудрые сановники прискакали и.

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бельё, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Лаврентия 1984-86 г.р.

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. Уснули арки, стены, окна, все. Булыжники, торцы, решетки, клумбы.

Кот, Страх, Глаза Страх был именно темноты за спиной. Как будто бы бес на моём плече мне шепчет -"одно лёгкое касание рукой её пятки и она.

И только снег шуршит во тьме дорог. И больше звуков нет на целом свете. Ты слышишь — там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке. И он так одиноко плывет в снегу. Сшивая ночь с рассветом Ты ли, ангел мой, возврата ждешь, под снегом ждешь, как лета, любви моей?.. Во тьме идешь домой. Не ты ль кричишь во мраке?

И.Северянин. Лунные блики 

Ты слышишь — там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке. А нити нет… И он так одиноко плывет в снегу. Повсюду холод, мгла… Сшивая ночь с рассветом… Так высоко!

Как определить;; Обряды от испуга у детей;; Простой заговор от страха .. Сам спит но кричит, плачет и места не найдёт это в своей кроватки, беру с.

Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть.

Уснули арки, стены, окна, все.

Добавить комментарий

Ты слышишь — там, в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен сам себе И плачет он. Там кто-то есть во мраке ТЬМА медленно наползала и окутывала собой всё живое.

Вот человек испытывает страх. Он просто плачет, просто что-то пишет. И комкает бумагу и шепчет, отгоняя страх: всё, что не стоит.

Попробуем заглянуть в творческую мастерскую поэта. В своих многочисленных интервью и в диалогах с Соломоном Волковым Бродский рассказывал истории, связанные с некоторыми стихотворениями; иногда объяснял, что заставило его написать то или иное стихотворение, объяснял смысл написанного. Иногда он обходился парой фраз, иногда его рассказ был достаточно пространным.

Я не буду приводить полностью те стихотворения, о которых говорил поэт, приведу лишь несколько первых строчек. Рисунок Бродского с автопортретом е годы. Все чуждо в доме новому жильцу.

Иосиф Бродский. Стихотворения и поэмы (основное собрание)

Всё белое - Белые крысы в моей голове, Белые крысы на белой полосе Белые чулки на белой простыне Белая сметана на белой стене Белый-белый лист папиросной бумаги Белые надежды после уличной драки Просто эти деньги - папиросный дым Да просто эти деньги - папиросный дым 3 раза кажи мне бейби, бейби, что я просто любил любим? Платить за эти деньги папиросный дым - 4 раза Скажи мне белая бейби, моя белая скво, Что эти белые деньги - это просто Белый-белый снег лежит на карнизе Белый-белый снег, на нем - белые крысы Белые лимоны - Новый Год на носу Белые снежки я тебе принесу Белое вино на белом снегу Белый-белый блюз у всех на виду Да просто эти деньги - папиросный дым 4 раза Скажи мне бейби, бейби, что я просто любил Платить за эти деньги папиросный дым - 4 раза Скажи мне белая бейби, моя белая скво, Что эти белые деньги - это просто Белые березы на белой полосе Белая водка в белом зипуне Белый Мерседес на белом дерьме Шуба-дуба-дуба на белой вдове Белые следы на белом снегу Белый-белый блюз у всех на виду Да просто эти деньги - папиросный дым 4 раза Скажи мне бейби, бейби, что я просто любил Платить за эти деньги папиросный дым - 4 раза Скажи мне белая бейби, моя белая скво, Что эти белые деньги - это просто

Пользователь Елена задал вопрос в категории Знакомства, Любовь, Отношения и получил на него 3 ответа.

Австралия Ты ожил, снилось мне, и уехал в Австралию. Голос с трёхкратным эхом окликал и жаловался на климат и обои: Всё-таки это лучше, чем мягкий пепел крематория в банке, её залога - эти обрывки голоса, монолога и попытки прикинуться нелюдимым в первый раз с той поры, как ты обернулся дымом. Глаз чувствует, что требуется вещь, которую пристрастно рассмотреть. Возьмём за спинку некоторый стул. Приметы его вкратце таковы: Что сухо сочтётся камуфляжем в Царстве Духа.

Вещь, помещённой будучи, как в Аш- два-О, в пространство, презирая риск, пространство жаждет вытеснить; но ваш глаз на полу не замечает брызг пространства. Стул, что твой наполеон, красуется сегодня, где вчерась. Что было бы здесь, если бы не он? В этом воздухе б вилась пыль. Взгляд бы не задерживался на пылинке, но, блуждая по стене, он достигал бы вскорости окна; достигнув, устремлялся бы вовне, где нет вещей, где есть пространство, но к вам вытесненным выглядит оно.

Стихотворения [9/41]

, 3Превозмогая боль, и сердца стук, И страх в ночи… Прошу тебя лишь не кричи… Ты лишь не бойся, я с тобой бояться нечего, не надо… Держись за руку, я с тобой, Всегда с тобою буду рядом… Держись покрепче, мы летим, С тобой, я точно буду рядом. Превозмогая страх, и боль Ты слышишь? Там, в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе, Там кто-то предоставлен сам себе, и плачет он Там кто-то есть во мраке… Но ты не бойся, ни за что, Тебя не брошу этой ночью, Как подал с неба, тот огонь, Мы вместе видели воочию… Я поведу тебя с собою до конца, И будем только мы вдвоем, Увидим мы, издалека, Прольется небо, черным на глаза, дождем… Опубликовано:

„Плачет“, - шепчет он. Прикладывается к тому же улью ухом и дедушка Новиков, слушает долго. „Плачет“, - шепчет он. Со страхом, с замиранием.

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть.

ЧАРЛИ у нас дома Вредные детки плачут от СТРАХА Сharlie attacks bad baby