Вы точно человек?

Лучше не бояться, лежа на соломе, чем быть в тревоге на золотом ложе. Но будущее постоянно меняется. Будущее — это дом наших самых глубоких страхов и диких надежд. Но с уверенностью мы можем сказать только одну вещь. Будущее никогда не оказывается таким, каким мы его представляли.

Читать онлайн"О страхе" автора Монтень Мишель - - Страница 1

Поделиться 29 Сентября Крайняя степень страха выражается в том, что, поддаваясь ему, мы даже проникаемся той самой храбростью, которой он нас лишил в минуту, когда требовалось исполнить свой долг и защитить свою честь. Вот чего я страшусь больше самого страха.

Мишель Монтень Цитаты. Высказывания Мишель де Монтень. Крайняя степень страха выражается в том, что, поддаваясь ему, мы даже проникаемся.

О страхе , , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный.

Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля. Когда начался штурм Сен-Поля, взятого тогда у нас графом де Бюром и господином дю Рю, этот знаменщик настолько потерялся от страха, что бросился вон из города вместе со своим знаменем через пролом и был изрублен шедшими на приступ неприятельскими солдатами. Во время той же осады произошел памятный для всех случай, когда сердце одного дворянина охватил, сжал и оледенил такой ужас, что он упал замертво у пролома, не имея на себе даже царапины.

Подобный страх овладевает иногда множеством людей. Во время одного из походов Германика [4] против аллеманов два значительных отряда римлян, охваченных ужасом, бросились бежать в двух различных направлениях, причем один из них устремился как раз туда, откуда уходил другой.

Я отнюдь не являюсь хорошим натуралистом как принято выражаться , имне не известно, посредством каких пружин на нас воздействует страх но какбы там ни было, это - страсть воистину поразительная, и врачи говорят, чтонет другой, которая выбивала бы наш рассудок из положенной ему колеи вбольшей мере, чем эта. Греки различали особый вид страха, который ни в какой степени независит от несовершенства наших мыслительных способностей. -- москва голос , , .

Во всем городеслышались лишь дикие вопли, лишь смятенные голоса.

В каких случаях, почему совесть преисполняет человека страхом В чем может быть причина страха А в каких случаях совесть дает.

Можно ошибаться в уединении так же, как и в обществе себе подобных" Мишель Монтень. Многих из тех, кого помяли в какой-нибудь схватке, израненных и еще окровавленных, назавтра можно снова повести в бой, но тех, кто познал, что представляет собой страх перед врагом, тех вы не сможете заставить хотя бы взглянуть на него. Все, кого постоянно снедает страх утратить имущество, подвергнуться изгнанию, впасть в зависимость, живут в постоянной тревоге; они теряют сон, перестают есть и пить, тогда как бедняки, изгнанники и рабы зачастую живут столь же беспечно, как все прочие люди.

А сколько было таких, которые из боязни перед муками страха повесились, утопились или бросились в пропасть, убеждая нас воочию в том, что он еще более несносен и нестерпим, чем сама смерть. Греки различали особый вид страха, который ни в какой степени не зависит от несовершенства наших мыслительных способностей. Такой страх, по их мнению, возникает без всяких видимых оснований и является внушением неба.

Он охватывает порою целый народ, целые армии.

О страхе (Монтень Мишель)

И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красны Навигация с клавиатуры:

Мишель Монтень О страхе · О том, что нельзя судить, счастлив ли кто- нибудь, пока он не умер · О том, что философствовать – это значит учиться.

Я один из тех, на кого воображение действует с исключительной силой. Всякий более или менее поддается ему, но некоторых оно совершенно одолевает. Его натиск подавляет меня. Вот почему я норовлю ускользнуть от него, но не сопротивлять ему. Я хотел бы видеть вокруг себя лишь здоровые и веселые лица. Если кто-нибудь страдает в моем присутствии, я сам начинаю испытывать физические страдания, и мои ощущения часто вытесняются ощущениями других.

Если кто-нибудь поблизости закашляется, у меня стесняется грудь и першит в горле. Я менее охотно навещаю больных, в которых принимаю участие, чем тех, к кому меньше привязан и к кому испытываю меньшее уважение. Я перенимаю наблюдаемую болезнь и испытываю ее на себе. И я не нахожу удивительным, что воображение причиняет горячку и даже смерть тем, кто дает ему волю и поощряет его. Симон Тома был великим врачом своего времени. Помню, как однажды, встретив меня у одного из своих больных, богатого старика, больного чахоткой, он, толкуя о способах вернуть ему здоровье, сказал, между прочим, что один из них - это сделать для меня привлекательным пребывание в его обществе, ибо, направляя свой взор на мое свежее молодое лицо, а мысли на жизнерадостность и здоровье, источаемые моей юностью в таком изобилии, а также заполняя свои чувства цветением моей жизни, он сможет улучшить свое состояние.

Он забыл только прибавить, что из-за этого может ухудшиться мое собственное здоровье.

Мишель де Монтень - цитаты о страхе

Крайняя степень страха выражается в том, что, поддаваясь ему, мы даже проникаемся той самой храбростью, которой он нас лишил в минуту, когда требовалось исполнить свой долг и защитить свою честь. Я неговорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своихвышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовыхили еще каких чудищ. Вообще же страх ощущается нами с большею остротой, нежели остальныенапасти.

Всюду можно было увидеть,как горожане выскакивали из домов, словно по сигналу тревоги, как онинабрасывались один на другого, ранили и убивали друг друга, будто это быливраги, вторгшиеся, чтобы захватить город. Таким был и тот приступстраха, который причинил в карфагене невероятные бедствия. Случай, о котором рассказываетмонтень, произошел в карфагене в в.

Вслед за Дж. Рейнгольдом мы будем говорить не о страхе смерти, а о . Монтень предлагает свое видение борьбы со страхом смерти, утверждая, что.

О страхе , , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный.

Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля. Когда начался штурм Сен-Поля, взятого тогда у нас графом де Бюром и господином дю Рю, этот знаменщик настолько потерялся от страха, что бросился вон из города вместе со своим знаменем через пролом и был изрублен шедшими на приступ неприятельскими солдатами. Во время той же осады произошел памятный для всех случай, когда сердце одного дворянина охватил, сжал и оледенил такой ужас, что он упал замертво у пролома, не имея на себе даже царапины.

Подобный страх овладевает иногда множеством людей. Во время одного из походов Германика [4] против аллеманов два значительных отряда римлян, охваченных ужасом, бросились бежать в двух различных направлениях, причем один из них устремился как раз туда, откуда уходил другой. Страх то окрыляет нам пятки, как в двух предыдущих примерах, то, напротив, пригвождает и сковывает нам ноги, как можно прочесть об императоре Феофиле, который, потерпев поражение в битве с агарянами [5], впал в такое безразличие и такое оцепенение, что не был в силах даже бежать: Крайняя степень страха выражается в том, что, поддаваясь ему, мы даже проникаемся той самой храбростью, которой он нас лишил в минуту, когда требовалось исполнить свой долг и защитить свою честь.

При первом крупном поражении римлян во время войны с Ганнибалом - в этот раз командовал ими консул Семпроний - один римский отряд численностью до десяти тысяч пехоты, оказавшись во власти страха и не видел, в своем малодушии, иного пути спасения, бросился напролом, в самую гущу врагов, и пробился сквозь них с вызывающей изумление дерзостью, нанеся тяжелый урон карфагенянам.

Таким образом, он купил себе возможность позорно бежать за ту самую цену, которою мог бы купить блистательную победу.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ.

Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный [2].

Мишель Монтень О страхе · О том, что нельзя судить, счастлив ли кто- нибудь, пока он не умер · О том, что философствовать – это значит учиться.

Документальная литература , Биографии и Мемуары Характер наследника Павла Петровича сформировали чрезмерная опека со стороны бабушки, отчуждение от матери и влияние воспитателей. Павел был в детстве со всеми задатками будущего хорошего человека. Он был умён, откровенен, добродушен, прилежен, старателен, но дурное воспитание сделало из него хитрого, замкнутого, мрачного, строгого и деспотичного человека. При этом император считал, что управлять необходимо исключительно железной рукой.

Суровое, даже жестокое, соблюдение дисциплины и порядка казалось Павлу необходимым для того, чтобы обезопасить себя от заговоров, которых он стал чрезвычайно бояться. Глубокая, закоренелая ненависть ко всему, что учреждено Екатериною, делало его порывы ещё вреднее и опаснее. Взойдя на престол он с раздраженной злобой стал коверкать всё, и гражданскую и военную часть, и внешние отношения государства. А страсть к экзерцициям и запальчивая взыскательность за малейшие ошибки во фрунте, восстановили против него войско и дворянство.

Это недовольство в итоге вылилось в заговор. Почему погиб властелин величайшей державы в свете, человек с хорошими способностями, хорошо образованный и с благородными побуждениями? Потому что первым качеством государя должно быть умение управлять своими страстями, и тогда только он может управлять другими. Никто не мог бы преуспеть в этом убийстве, если бы не было на то общего молчаливого согласия всей столицы, общего желания всей России.

Издание года, текст приведен к современной орфографии.

Цитаты Мишель де Монтень про страх

О страхе , , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный.

Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля.

Л. Вовенарг. Страх то придает крылья ногам, то приковывает их к земле. М. Монтень. Наш страх – это источник храбрости для наших врагов. Т. Манн.

Четверг, 26 Августа г. Оно гадко само по себе. Поэтому самый грубый из всех ныне существующих народов - тот, у которого особенно распространен этот порок. Другие пороки притупляют разум, пьянство же разрушает его и поражает тело. Основной труд - книга эссе"Опыты" - годы. Пользуясь методом самонаблюдения, Монтень исследовал сложность и противоречивость человеческого характера. Он разработал педагогическую систему, оказавшую сильное влияние на педагогику Дж.

Толстого и других известных теоретиков и практиков воспитания. Целью воспитания и образования Монтень провозглашал гармоническое совершенствование человеческой личности, выявление заложенных в человеке способностей. В правильно организованном воспитании и образовании - путь усовершенствования человеческой природы, формирование людей здоровых, честных, близких к"естественному состоянию".

Мишель Де Монтень

, , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный.

Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля.

Как пишет сам Монтень, он родился «между одиннадцатью часами и . С этим связан и страх, который всякий человек испытывает при.

Интроспективный анализ собственной сущности, предпринятый Монтенем, базируется на осознании человеком как собственных достоинств, так и всего ничтожества человеческого существования и пестовании сократического презрения к себе. , , -. Философская гуманистическая мысль Возрождения в. Монтень осознал всю сложность попыток составить устойчивое и единообразное представление о человеке, и потому он обосновывает автономность человеческого бытия, используя принципы эпикуреизма и трансцендентального скептицизма для того, чтобы подрубить под корень метафизические основания, на которых строится общественная жизнь.

Ведь, как доказывал Монтень, сверхэмпирические вопросы недоступны компетенции человеческого разума, и только скептицизм и признание относительного знания могут быть руководством для понимания трансцендентного. В соответствии с установкой на опыт Монтень последовательно изучает внутри самого себя экзистенциальные основания человеческого бытия с позиций неостоицизма и скептицизма сократический вопрос Монтеня: Вольтер, ставший позднее последователем Монтеня, заметил, что замысел Монтеня наивным образом обрисовать самого себя был прекрасен, ибо он в итоге изобразил человека вообще.

Для Монтеня предпочтительнее опираться на закон природы как на естественную и особенную необходимость, поскольку в этом случае человек будет ближе к божеству, нежели следуя собственной воле — случайной и безрассудной. Условием познания и оценки вещей и событий, согласно Монтеню, являются новые принципы топологии: Главный, исходный принцип философских воззрений Монтеня — эвдемонизм, сформировавшийся в процессе его творческой эволюции.

Поиски смысложизненных оснований бытия человека преломляются у Монтеня через трактовку счастья в диапазоне от философского стоицизма до жизненного скептицизма. Монтень отстаивает самодостаточность человеческой жизни, цель которой находится не вне ее, а в ней самой. Поэтому творения, деяния человека и даже земная слава не могут быть целью, результатом жизни, хотя они, безусловно, имеют значение и смысл. Таким внутренним принципом для Монтеня является добродетель, которая позволяет человеку преодолевать невзгоды, превозмогать страдания и подавлять чувство страха перед смертью.

Мишель Монтень - О страхе

Ведь, как доказывал Монтень, сверх-эмпирические вопросы недоступны компетенции человеческого разума, и только скептицизм и признание относительного знания могут быть руководством для понимания трансцендентного. Для Монтеня предпочтительнее опираться на закон природы как на естественную и особенную необходимость, поскольку в этом случае человек будет ближе к божеству, нежели следуя собственной воле - случайной и безрассудной. Условием познания и оценки вещей и событий, согласно Монтеню, являются новые принципы экзистенциально-феноменологической топологии: Главный, исходный принцип философских воззрений Монтеня - эвдемонизм, сформировавшийся в процессе его творческой эволюции.

Поиски смысложизненных основания бытия человека преломляются у Монтеня через трактовку счастью в диапазоне от философского стоицизма до жизненного скептицизма. Монтень ставит во главу угла человеческую интенциональность:

Купить книгу Монтень М. Опыты. Полное издание в одном томе можно по и отношений между людьми («О жестокости», «О страхе», «О пьянстве», «О.

Избранные произведения в 3-х томах. Она с самого начала предуведомляет тебя, что я не ставил себе никаких иных целей, кроме семейных и частных. Я нисколько не помышлял ни о твоей пользе, ни о своей славе. Силы мои недостаточны для подобной задачи. Назначение этой книги - доставить своеобразное удовольствие моей родне и друзьям: Если бы я писал эту книгу, чтобы снискать благоволение света, я бы принарядился и показал себя в полном параде.

Но я хочу, чтобы меня видели в моем простом, естественном и обыденном виде, непринужденным и безыскусственным, ибо я рисую не кого-либо, а себя самого. Мои недостатки предстанут здесь как живые, и весь облик мой таким, каков он в действительности, насколько, разумеется, это совместимо с моим уважением к публике. Если бы я жил между тех племен, которые, как говорят, и по-сейчас еще наслаждаются сладостной свободою изначальных законов природы, уверяю тебя, читатель, я с величайшей охотою нарисовал бы себя во весь рост, и притом нагишом.

Таким образом, содержание моей книги - я сам, а это отнюдь не причина, чтобы ты отдавал свой досуг предмету столь легковесному и ничтожному. Де Монтень Первого марта тысяча пятьсот восьмидесятого года. И, однако, отвага и твердость - средства прямо противоположные - оказывали порою то же самое действие. Эдуард, принц Уэльский [1], тот самый, который столь долго держал в своей власти нашу Гиень [2], человек, чей характер и чья судьба отмечены многими чертами величия, будучи оскорблен лиможцами и захватив силой их город, оставался глух к воплям народа, женщин и детей, обреченных на бойню, моливших его о пощаде и валявшихся у него в ногах, пока, подвигаясь все глубже в город, он не наткнулся на трех французов-дворян, которые с невиданной храбростью, одни сдерживали натиск его победоносного войска.

Изумление, вызванное в нем зрелищем столь исключительной доблести, и уважение к ней притупили острие его гнева и, начав с этих трех, он пощадил затем и остальных горожан.

Притча о страхе